Фёдор Борщёв

Художественные истории

Читая «Ключевые переговоры», наткнулся на интересную мысль. Все оправдания, к которым мы прибегаем, когда недовольны своими поступками укладываются в рамки трех «художественных историй»:

  • «Я — жертва. Это не я виноват». Коллеги невнимательно поставили задачу. Корпоративные стандарты помешали выполнить работу. Не летим семьей в отпуск потому, что мало зарабатываем.
  • «Это он виноват». Злой начальник ставит слишком короткие сроки. Эмоциональный клиент не знает, чего хочет. Жена не умеет экономить.
  • «У меня не было другого выхода». Если бы я не накричал на сына, он не стал бы меня слушать. Если бы я в срок закончил итерацию, то не успел бы сделать ежемесячный отчет. Если бы получил новую должность, то перестал бы видеться с семьей.

Быстрое мышление с радостью принимает такие истории. Мы скорее посчитаем себя жертвой, чем станем будить ленивое медленное мышление, анализировать ситуацию и успокаивать неуместные эмоции.

Когда будете в следующий раз искать оправдания проебанному дедлайну или упущенной возможности, обратите внимание, что рассказываете себе одну из трех историй. А потом отдохните, и поменяйте что-нибудь.

Сьюзан Кейн — Интроверты

Это первая встреченная мной книга подобной тематики, которая не состоит из попыток доказать интровертам, что они — не больные люди. По сравнению с попсой подобного рода, в ней почти нет советов, как стать общительнее.

Сьюзан Кейн рассказывает, чем интроверты отличаются от экстравертов, описывает субкультуры, построенные на этих отличиях (Гарвардская бизнес-школа — экстраверты; китайцы в Кремниевой долине — интроверты), приводит примеры из жизни интровертов (Махатма Ганди и жена Франклина — крутые!).

Отличия интровертов лежат на уровне анатомии. У них больше развито миндалевидное тело — маленькая штука в голове, которая отвечает за эмоции и быстрое мышление. Интроверт сильнее подчинен животной стороне своей личности. Вот почему маньяков в фильмах изображают как замкнутых и нелюдимых людей!

Интроверты острее чувствуют боль и стрессы. Если интроверту капнуть на язык лимонной кислоты, то слюны выделится больше, чем у обычного человека. От одного и того же раздражителя (пробежки, экзамена) интроверт вспотеет сильнее экстраверта.

На публичных выступлениях вопрос из зала вызывает у интровертов ту же реакцию что и громкий шорох — у ночных прохожих. Это тоже объясняется эволюцией — в дикой природе факт того, что за тобой наблюдают, означает только одно: рядом хищник, бей или беги!

Сьюзан Кейн — Интроверты. Как использовать особенности своего характера

Способов стать общительнее — множество, каждый сам выбирает себе подходящий. Я периодически напоминаю себе, что к выступлениям и встречам я готовлю не себя а другого человека. На встрече он лишится привычных инструментов мышления и сразу же забудет, зачем пришел на встречу и что хотел на ней сказать. Чтобы этого избежать, я готовлюсь к важным встречам минимум четыре помидоринки. К звонкам — одну или две.

Интровертам читать обязательно, будет над чем поразмыслить в одиночестве.

Психолог Соломон Аш провел серию экспериментов, предметом которых было групповое давление. Аш собрал студентов-добровольцев в группы и предложил им проверить зрение. Он показал им изображение трех отрезков разной длины и попросил сравнить их: какой отрезок длиннее, какой равен по длине четвертому (эталонному) отрезку, и т. д. Его вопросы были такими простыми, что 95 процентов студентов дали правильные ответы.

Тогда Аш включил в группы своих людей, которые уверенно давали один и тот же неправильный ответ на его вопросы, и доля студентов, дававших правильные ответы, сократилась до 25 процентов. Другими словами, поразительно большое количество участников эксперимента, 75 процентов, дали под влиянием группы неправильный ответ по меньшей мере на один вопрос

Джером Каган выдвинул предположение, что младенцы с возбудимым миндалевидным телом начнут плакать и извиваться при виде незнакомых предметов – и именно эти младенцы станут детьми, которые в большинстве случаев будут вести себя настороженно с незнакомыми людьми. Все произошло так, как и предсказывал Каган. Другими словами, четырехмесячные малыши, которые размахивали ручками и ножками, делали это не потому, что они будущие экстраверты, а потому, что их маленькое тельце сильно реагировало на новые изображения, звуки и запахи (другими словами, они были высокореактивными). Спокойные младенцы молчали не потому, что они будущие интроверты, а потому, что их нервная система слабо реагировала на новизну.

Чем активнее миндалевидное тело ребенка реагирует на раздражители, тем сильнее физическая реакция: повышается частота пульса, расширяются зрачки напрягаются голосовые связки, повышается уровень кортизола (гормона стресса) в слюне – поэтому ребенок и ведет себя более возбужденно, когда на него воздействует новый раздражитель. Подрастая, высокореактивные дети встречаются с чем-то новым в самых разных ситуациях, начиная с посещения парка развлечений и заканчивая первым днем в школе

Чарльз Дахигг — Сила привычки

Конфета одним своим видом вызывает голод у толстяка. Курильщик закуривает сразу, как вспоминает о сигарете, а азартный игрок получив зарплату идет в казино прямо из бухгалтерии. Сигареты, конфеты и наличные деньги — это знаки которые запускают программу привычных действий. Привычные действия совершают чтобы получить награду: курильщик — порцию легкого удушья, азартный игрок — забытье́, толстяк — дозу быстрых углеводов.

В терминах книги Чарльза Дахигга «Сила привычки» последовательность знакпривычное действиенаграда называется «Петля привычки».

Чарльз Дахигг — Сила привычки

Привычки, как и эмоции — еще один подарок быстрого мышления. Достаточно увидеть знак, и мозг запускает привычную программу действий. Знаком работает все, что угодно — местоположение, эмоциональный фон время суток или контакт с определенным человеком.

Люди с развитой силой воли умеют тормозить быстрое мышление и не подчиняться привычкам. Для других же автор описал методику замещения привычных действий которая используется в том числе и в обществе анонимных алкоголиков.

Почитать о книге можно в списке Людвига, купить — на «Озоне».

Одного только вида сигарет достаточно, чтобы мозг курильщика страстно захотел получить порцию никотина. Если он ее не получит, страстное желание растет и крепнет до тех пор, пока курильщик машинально не потянется за „Мальборо“.

Другой пример — электронная почта. Когда компьютер или смартфон издают звуковой сигнал о получении нового сообщения, мозг начинает предвкушать секундное развлечение — открытие электронного сообщения. Будучи неудовлетворенным, это ожидание приводит к тому, что во время совещания беспокойные генеральные директоры, пряча руки под стол, проверяют почту на своих вибрирующих телефонах, даже если знают, что это всего лишь результаты последнего виртуального футбольного матча. Зато если отключить функцию вибрации — и тем самым удалить знак, — люди смогут работать часами, не думая о проверке своих почтовых ящиков.

Большинство продавцов продуктов питания ставит свои киоски в продуктовых отделах, а „Синнабон“, наоборот, старается расположиться как можно дальше от прилавков с едой. Почему? Потому что руководители хотят, чтобы аромат ватрушек с корицей беспрепятственно распространялся по коридорам и забирался во все углы. К тому моменту, когда покупатель повернет за угол и увидит киоск „Синнабона“, страстное желание уже полностью завладеет его мозгом, и он, не думая ни минуты, потянется за кошельком.

В нашем мозге нет программы автоматически возжелать сладкого угощения при виде коробки с пончиками. Но как только мозг узнает, что в коробке с пончиками лежит вкусный сахар и прочие углеводы, он начинает предвкушать сахарное угощение. Наш мозг подтолкнет нас к коробке с пончиками. И если мы не съедим пончик, то ощутим разочарование.